melchisedeq

Categories:

ЭТО БЫЛО В БЕЙРУТЕ! Но, во времена СССР (для многоходовщиков ч. 2).

Идёт охота на волков ! Идёт охота...., да только охотники нынче с игрушками дома сидят.
Идёт охота на волков ! Идёт охота...., да только охотники нынче с игрушками дома сидят.

Гениальным многоходовщикам, сортирным стратегам и наиглавнейщим генералиссимусам всех извращенцев в стране - посвящается.

Полковник  ПГУ КГБ СССР  Юрий ПЕРФИЛЬЕВ рассказывает простыми словами, о том , как надо воевать за Линей Фронта - учитесь....

…30 сентября 1985 года прямо возле нашего посольства в Бейруте группы автоматчиков остановили две машины. В одной находились сотрудник консульства Аркадий Катков и врач посольства Николай Свирский, в другой — офицеры резидентуры КГБ Олег Спирин и Валерий Мыриков. Боевики подрезали посольские машины, дали несколько автоматных очередей и зашвырнули ребят на дно своих машин. При этом ранение в ногу получил Аркадий Катков.

Поначалу мы предполагали, что это лишь очередной и обычный грабеж: лишь у нас тогда в Бейруте отняли 25 или 28 автомобилей. Позже выяснилось - НЕТ: захват.

Вообще поначалу у нас был шок: никогда раньше наших людей в Ливане не трогала ни одна из сторон! Когда мы позвонили в ливанский МИД, там страшно удивились: «Какое похищение? Какие заложники? У ВАС взяли заложников?! Да вы же в прекрасных отношениях со всеми!» ....

Оперативная работа велась быстро, практически мгновенно, но всё равно ушёл целый месяц на подготовку и проведение операции. Нам тогда очень сильно помогло, что мы подобрались к  шифрам Иранской разведки (партнёрам как принято сейчас говорить в МИДе) и стали почитывать, что там они передают в Тегеран. Пособили джумблатисты: брат одного из сотрудников их службы безопасности соблазнил дочь влиятельного деятеля «Джихад ислами» — военного крыла «Хезболлах». Девица работала машинисткой в отделе шифросвязи. Она таскала своему любовнику шифровки, их передавали нам, а уже наши специалисты кололи их как орехи.

Но в конце концов все же пришлось выходить на шейха Фадлаллу: без его благословения бандиты и пальцем не пошевельнули бы. Решающей оказалась встреча 28 октября 1985 года. Наши ребята уже почти месяц в плену, условия бандитов выполнены, гарантии даны, а толку никакого. Пьем с шейхом чай, разговариваем.

Сообщаю ему, что мы продвинулись в своих поисках, буквально идем по следу похитителей. Шейх молчит, его советник Хасан тоже. Говорю: мы знаем людей, которые провели эту акцию, и наблюдаем за ними. Блефовал, конечно, да кто проверит! Гулять, так гулять!.. Они молчат. Перехожу к главному: «Великая держава может себе позволить быть терпеливой, но всякому терпению когда-то приходит конец…» Никакой реакции. «Великая держава не может ждать бесконечно! От выжидания и наблюдения она может перейти к серьезным действиям с непредсказуемыми последствиями!» Опять молчат.

Тогда решил рискнуть, задеть их всерьез, хотя, как положено, по-восточному витиевато, не в лоб. «Речь идет не только о людях в Бейруте. Я говорю о Тегеране и даже о Куме (резиденция аятоллы Хомейни. — В.В.), который не так уж и далек от границ России». Смотрю, насторожились, взгляд изменился. Если следовать инструкциям Центра, на этом и нужно было остановиться. Но я уже был на пределе и решил: бить — так до конца и наповал!

Да-да, Кум очень близок, и ошибка при запуске ракеты всегда может произойти, техническая ошибка, какая-нибудь неполадка. Об этом нередко пишут. И не дай Бог или Аллах, если она окажется случайно с боевым зарядом.

Тут в комнате наступила буквально мертвая тишина, и я подумал, что перестарался, что уже не выйду отсюда. Шейх долго не произносил ни слова, сидит, смотрит, четки перебирает. Осмыслил, переварил, произнес: «Я думаю, что все будет хорошо». И все. Хасан нам потом сказал: «С ним так еще никто не говорил!»

Когда вечером сочинял шифровку для Центра, решил слова о ракетах и Куме в отчет не включать — никаких санкций на подобное у меня, конечно, не было! Но ровно через два дня, вечером 30 октября, все трое наших ребят были в посольстве! Все-таки мы их дожали!

Когда Москва решила наградить всех участников операции по вызволению заложников, МИД не поленился составить наградной список аж на… сто человек! Даже в политбюро от такой наглости ведомства Громыко ошалели. Бумагу завернули, попросив быть скромнее. Мое же начальство в ПГУ впало в другую крайность: в свой список включило лишь восемь человек, в том числе двух заложников. Указ вышел, мне дали орден Красного Знамени, остальным — Красной Звезды. Но тут опять МИД зашевелился и родил новый наградной лист: примерно на 35 человек. В политбюро его подмахивают, и выходит еще один указ. И там значится вся наша восьмерка, уже награжденная предыдущим указом, мы же проходили по обоим спискам — МИД и КГБ! Мои друзья смеялись: «Либо получишь два ордена, либо ни одного». Увы, канцелярскую ошибку исправили: отменили первый указ, и мы, разведчики, остались с мидовскими орденами…

МНОГОХОДОВЩИКИ  И БОЛТУНЫ - ОТ ВАС УСТАЛИ ВСЕ, ДАЖЕ СОБАКИ, НА ЗАДВОРКАХ ГРЯЗНОГО СОМАЛИ. Пора вам отдохнуть, чтобы и на грубость не нарваться, всякое бывает.... 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic